Интервью
Александр Бурков: «Первые три месяца я вообще “тушил пожары”»

Александр Бурков: «Первые три месяца я вообще “тушил пожары”»

Анатолий Леонтьев: настоящему парламентаризму необходима преемственность

Анатолий Леонтьев: настоящему парламентаризму необходима преемственность

Расим Галямов: отмена процессинга на ОНПЗ не сделает омичей богаче

Расим Галямов: отмена процессинга на ОНПЗ не сделает омичей богаче

Наталья Астапчик: «Студенческая стипендия должна быть не ниже прожиточного минимума»

Наталья Астапчик: «Студенческая стипендия должна быть не ниже прожиточного минимума»

Алексей Нестеренко: «Выборы в Омской области будут проходить как в шоу "За стеклом"»

Алексей Нестеренко: «Выборы в Омской области будут проходить как в шоу "За стеклом"»

Вадим Чеченко: «За 2017 год на обслуживании госдолга мы сэкономили 1,3 миллиарда рублей»

Вадим Чеченко: «За 2017 год на обслуживании госдолга мы сэкономили 1,3 миллиарда рублей»

Алексей Нестеренко: «Не ходить на выборы президента — это то же самое, что и согласиться отдать страну во внешнее управление»

Алексей Нестеренко: «Не ходить на выборы президента — это то же самое, что и согласиться отдать страну во внешнее управление»

Владимир Половинко: Сорок процентов уехавших из Омска позже признают, что приняли неверное решение

Владимир Половинко: Сорок процентов уехавших из Омска позже признают, что приняли неверное решение

Оксана Фадина: «Набираешь воздуха в легкие и мультипликативно начинаешь работать»

Оксана Фадина: «Набираешь воздуха в легкие и мультипликативно начинаешь работать»

Лидер омских единороссов о президентской кампании: никакой планки перед нами не ставят

Лидер омских единороссов о президентской кампании: никакой планки перед нами не ставят

Шампанское можно смешивать с водкой, но нельзя перебарщивать — диетолог

Оксана Фадина рассказала, чем в качестве мэра займется в первую очередь

Константин Рехтин: «Такая "Чайка" в тарском театре могла появиться только сейчас»

Владимир Стрельцов: «Закон не позволяет нам делить дольщиков на особо и не особо нуждающихся»

Анджей Неупокоев: «Самоокупаемых театров в России нет, но мы в Таре научились эффективно работать»