И не Бухгольц, и не основатель, и не Омска

И не Бухгольц, и не основатель, и не Омска

К сожалению омские краеведы и городские обыватели не успевают переваривать новую информацию и упорно держатся старых версий и предположений.

Недавно на городских сайтах был представлен для обсуждения вопрос - где поставить скульптурную композицию, посвященную (по мнению ее авторов) И.Д. Бух(г)ольцу. Композиция включает в себя фигуру лошади с находящимся на ней всадником, каменный постамент и табличку с текстом «Памятник И.Д. Бухгольцу, основателю города Омска». Данная скульптура является, по сути, не только художественным произведением, но и увековечиванием в металле и камне исторических событий, происходивших в устье Оми летом 1716 года.

Конная композиция весьма позитивна и оптимистична, что так не хватает Омску. Но есть ли в ней историческая правда, или это очередная фикция, стоящая в одном ряду с пушкой, поставленной в 1996 году в устье Оми; шаром «Держава» поставленном в 1997 году в центре пл. Бухгольца; памятными знаками, поставленными в 2016 рядом с местонахождением в 18 веке Сергиевской и Ильинской церквей? Попробуем разобраться.


1. И не Бухгольц


Мог ли Иван Дмитриевич в принципе быть верхом на коне? Теоретически мог, т.к. в отряде, уходившем из Тобольска на Ямышево в 1715 году, у пехотных офицеров были так называемые офицерские лошади. В 1716 г. калмыки угнали из Ямышевской крепости большое количество коней, однако не всех, так что у командира отряда должна была быть лошадь.

Однако предположение, что Бухольц прибыл из Ямышева верхом, маловероятно. Верховая езда крайне утомительна и неоправданна, когда есть возможность находиться на речном судне. Особенно для Ивана Дмитриевича, имевшего серьезные проблемы со здоровьем.

Лошадь в композиции крупная, породистая, на которой воевали офицеры в драгунских полках в Европе. Мог ли быть Бухольц верхом на коне такой породы? Здесь можно с уверенностью сказать – НЕТ. В отряде, отправлявшемся в пустыню Такла-Макан, далеко от населенных пунктов и пастбищ, такая порода лошадей не могла использоваться. Лошади в отряде были маленькие, степные, они были на подножном корму и летом, и зимой. Конногвардейские лошади в условиях экспедиции просто бы не выжили, т.к. они не были приспособлены к этому.

Рассмотрим фигуру офицера. Т.к. памятник не цветной, весьма сложно определить, из каких полков офицер – из гвардейских, армейских или гарнизонных. Нельзя определить и чин: штаб-офицер или обер-офицер. Есть только один внятный знак отличия – горжет, нагрудный офицерский знак. Исходя из фотографий макета скульптуры - это армейский или гарнизонный офицерский знак.

Наш Иван Дмитриевич до 1714 года служил в лейб-гвардии Преображенском полку, и дослужился до чина капитана, т.е. обер-офицера. У гвардейских обер-офицеров были особые горжеты, не такие как на памятнике. После увольнения из гвардии, в связи с непригодностью к службе в строевых частях, Бухольц был направлен в гарнизонные полки, с присвоением звания подполковник. Разница между армейскими и гарнизонными знаками обер- и штаб-офицеров была только в цвете и металле, что на памятнике не видно. Но однозначно, это не горжетка обер-офицера Преображенского полка.

Всадник сидит на коне в красивой позе, как бы говорящей: «Здесь быть городу». Мог ли Бухольц быть в такой позе, позе победителя? Безусловно, нет. Отряд возвращался из неудачной экспедиции, закончившейся провалом по вине командира отряда. В соответствии с указаниями губернатора отряд был остановлен в устье Оми. Офицеры, в том числе командир отряда, тоскливо ждали своей участи. Отряд прибыл в устье Оми 10 июня и более месяца находился в подвешенном состоянии. То ли идти в верховья Иртыша к озеру Зайсан, то ли ждать наказания.

Все это говорит, что на коне не Иван Бух(г)ольц., т.к. он не был на коне в прямом и переносном смысле.

Тогда кто летом 1716 г. мог быть бравым военным на коне?

Прежде всего, это «полковник слобоцких драгун» Федот Алексеевич Матигоров. Именно этот офицер отбыл 10 июля 1716 г. из Тобольска в Тару и устье Оми с губернаторским указом о строительстве крепости. Именно этот офицер привел с собой отряд в 500 кавалеристов, из которых 200 осталось в Омской крепости, а 300 ушли восстанавливать Ямышевскую крепость. Именно этот офицер, как старший по званию, поднял моральный дух офицеров и солдат, вернувшихся из неудачной экспедиции и организовал строительство крепости. И он действительно был на драгунском коне, и действительно мог дать указание Бухольцу и остальным офицерам: «Крепость ставить здесь».

Таким офицером, но уже в 1717 году, мог быть первый комендант Омской крепости и Омской слободы, руководитель строительства второй омской крепости и организатор заселения и застройки Омской слободы, майор из драгунских офицеров - Илья Гаврилович Аксаков.


2. И не основатель


Авторы скульптурного комплекса использовали избитый краеведческий шаблон «Бух(г)ольц основатель города Омска». Хотя еще в 1997 году на табличке на пушке в устье Оми было написано: «…высадился отряд подполковника Ивана Дмитриевича Бухольца и была заложена первая омская крепость». Так что же, Иван Дмитриевич основал город Омск или заложил первую омскую крепость? А может и «основал» и «заложил»?

Согласно «Толкового словаря…» Ожегова значение слова «основатель» в русском языке значит: «Тот, кто основал, основывает что-нибудь. О. города. О. теории. О. русского театра». Глагол «основать» имеет следующее значение: «Положить начало чему-нибудь, учредить. О. музей».

А слово «заложить» это «Положив основу, начать постройку, устройство чего-нибудь. З. фундамент. З. питомник, парк, сад».

Несмотря на всю схожесть, это не синонимы.

Т.е. слово «основать» это ближе к «учредить», а слово «заложить» - это «начать постройку».

Следовательно, «основатель города» - это тот, кто учредил, положил начало населенному пункту, как административной единице, а тот, кто начал постройку крепостных зданий, это «строитель», «первостроитель» или «устроитель» крепостных или городских зданий и сооружений.

Бесспорно, что И. Бухольц, будучи руководителем отряда, строившего первую крепость, был первостроителем и устроителем первой омской крепости (в значении оборонительного сооружения).

Но вот был ли он учредителем, основателем населенного пункта Омская крепость (города Омска), подтверждений нет. А если не он, то кто учредил Омску крепость?

Возьмем город Санкт-Петербург. Основателем данного населенного пункта является царь Петр. Именно он своим распоряжением учредил 16 (27) мая 1703 года крепость Санктпетерсбург. Крепость строилась по чертежам французского инженера Ламбера де Герена, а руководил строительством инженер В.А. Киршеншейн. Но ни один из них не может считаться основателем, учредителем крепости и города. Один из них был проектировщик, архитектор, а второй устроителем, руководителем строительства. А вот основателем является царь Петр. Именно он взял на себя инициативу и решение о строительстве крепости и города, именно он распорядился о закладке сооружений крепости. И ни у кого не возникает сомнений по этому поводу.

Подполковник Бухольц не проявил инициативу, не принимал решения о строительстве Омской крепости, он не издавал никакого распоряжения и не взял на себя ответственность по созданию Омской крепости. Да, он руководил строительством первых оборонительных сооружений. Это почетно. Это достойно уважения. И Иван Дмитриевич, как никто из первостроителей, удостоился почета и уважения. Улица и площадь в Омске названы в его честь. Но он не основатель, не учредитель Омской крепости и города Омска.

Есть такая поговорка «Родителей не выбирают». У омской крепости и города Омска есть родитель, основатель. Это первый Сибирский губернатор князь Матвей Гагарин. Именно он добился указа царя в мае 1714 года об организации экспедиции по Иртышу и строительству крепостей. Именно он получил от Петра в январе 1716 года распоряжение, позволившее ему в 1716-17 гг. издать указы, выделить средства и организовать строительство 6-ти новых крепостей в Сибири, в том числе 3-х на р. Иртыш: Омской, Железинской и Ямышевской.

Но на него наложено вето. Предыдущими властями — по идейным соображениям, а современными — из страха, что это будет неверно понято.

Если власти стесняются назвать вещи своими именами, то хотя бы не воровали чужие заслуги.

Можно Гагарина не чествовать, но лишать заслуженного звания основателя Омска – несправедливо. А Иван Дмитриевич не обидится. Он был честным человеком, старательным и исполнительным офицером. Чужая слава ему не нужна.

Не чужой человек Омску и царь Петр. Ведь именно на основании его высочайшего распоряжения губернатор Гагарин основал Омскую крепость и слободу.


3. И не города Омска


Авторам текста на табличке так хочется поднять статус Ивана Дмитриевича, что они не ограничились одной лишь Омской крепостью, а замахнулись на весь город Омск. А надо быть аккуратней, примерно как написали в 1997 году на табличке памятника в устье Оми: «…высадился отряд подполковника Ивана Дмитриевича Бухольца и была заложена первая омская крепость». Памятник — это серьезно, а текст должен соответствовать истине, а не сложившейся городской легенде.

Краткая история города Омска:

В 1716 году по указу губернатора Гагарина был основан военный населенный пункт Омская крепость.

В 1717 году основан гражданский населенный пункт Омская слобода, как самостоятельная административная единица.

Г.Ф. Миллер в 1734 году записал: «До 1734 году была как крепость, так и слобода под ведением Тарской воеводской канцелярии, из которой туды особливые управители посылались, которые крепость и слободу в своей команде имели.

А в помянутом году учинено такое учреждение, что оная крепость с прочими по реке Иртышу крепостями, равные указы получает и капитана комендантом имеет, который состоит под ведением штап-офицера Ямышевской крепости. А управитель из Тары только над слободою команду имеет».

В январе 1782 года императорским указом на имя Сената был образован Омский и другие уезды и надлежало в «следствие чего пригороды и селения, по коим названы уезды, переименовать городами…».

Безусловно, что в город Омск было переименовано поселение Омская слобода.

А Омская крепость жила своей жизнью. В 1864 году военный населенный пункт Омская крепость был упразднен, территория и строения вошли в состав города Омска.

«Омская крепость… В 1845 г. …пришла в полуразрушенное состояние, и это побудило инженерный департамент ходатайствовать об ея упразднении. Однако, Имп-р на это не согласился, указав, что «число укрепленных пунктов в сих отдаленных частях Империи весьма ограничено, если принять в соображение обширность Сибирского края и необходимость там в кр-стях и укр-ниях как для внутренней, так и для внешн. Безопасности». В противность представлению Монарх повелел сначала возстановить кр-сть в прежн. виде, а вскоре в 1848 г. представить проект ея перестройки «с таким расположением зданий для помещения воинск. чинов и складов, чтобы здания сии вошли в общую систему укр-ния в виде оборонит. казарм». Составленный проект б. Выс. утвержден, но, по экономич. затруднениям, не осуществлен. В 1864 г. О. кр-сть б. упразднена».

Военный населенный пункт Омская крепость, в строительстве которого участвовал И.Д. Бухольц, и гражданский населенный пункт город Омск – далеко не одно и тоже.


4. Заключение


Так получилось, что с середины 18 века после профессора Г. Ф. Миллера каких-либо серьезных академических работ по истории основания Омской крепости нет. И только примерно с 2014 г. начинают появляться новые исследовательские работы (прежде всего иногородние) и новые архивные материалы. Новая информация практически ставит крест на омских легендах и мифах, касающихся основания Омской крепости.

К сожалению омские краеведы и городские обыватели не успевают переваривать новую информацию и упорно держатся старых версий и предположений.

Опубликовано 19 февраля 2019 12:58

Автор Степан Викулов

Добавить комментарий