Омская правда
Как в Омске 98 лет назад отрекались от старого мира

Как в Омске 98 лет назад отрекались от старого мира

«ОМСКРЕГИОН» начинает серию публикаций о Гражданской войне и времени правлении Колчака, а также о событиях, которые стали последствием того драматичного периода в истории нашего города.

Научная общественность продолжает добиваться справедливости и объективности в деле юридической оценки деятелей времен Гражданской войны. В Омске этим вопросом занимается правовед и историк по образованию Николай Сенин.

Напомним, что Николай Сенин является судебным представителем Алексея Зацепина, инициатора процесса реабилитации двух членов последнего правительства Государства Российского, более известного как правительства Колчака. Оно действовало в Омске в период Гражданской войны. Несмотря на то, что суд был проигран, по словам Сенина, все только начинается, более того, появляется насущная политическая и историческая необходимость пересмотра отрицательных судебных решений в отношении ряда других российских политических лидеров времен Гражданский войны, в том числе, и решений Верховного суда РФ.

Николай Сенин рассказал «ОМСКРЕГИОНУ», что его сподвигло на эту деятельность, а также сделал экскурс в историю Гражданской войны.

- Николай, зачем вам это нужно, ведь с момента исторических событий уже прошла почти сотня лет?

- Про свои мотивы отвечу просто. Это великолепный юридический казус: потомки судят предшественников. Масштаб личностей, масштаб событий. Политические лидеры российского государства и нынешние судопроизводители... Насколько здесь современные судьи соответствуют самому событию? Хватает ли квалификации, понимания собственной истории, юридических знаний, чувства справедливости, если мы вообще можем говорить о таком? Возможно ли отделить правду от вымысла, объективные данные от заведомых фальсификаций?

Во-первых, надо разобраться в массиве законодательства современного, законов и правил тех лет. Мало же кто из историков до последнего (а юристам это просто неизвестно) задавался вопросом: по каким законам жила Россия к востоку от Волги во второй половине 1918 года и в году 1919-м. Из юристов, точно знаю, что этим вопросом задавались всего несколько человек. Несомненно, необходимо исследовать все юридические случаи, о которых говорит обвинение 1920 года, проверить заново, выяснить, под какую временную юрисдикцию они подпадали, как они сообразуются с действующим законодательством. Чем не задача?

Во-вторых, собственно исторический интерес. Я как историк по образованию смею утверждать: вся история нашей Родины с 25 октября 1917 года искажена, спрятана, мифологизирована, превращена в какие-то «петрушкины» рассказы. Только последние 25 лет современные историки создают в меру сил объективную историческую фактуру, заново создают историографию российской новейшей истории. И новые публикации вступают в конфликт с теми установками, к которым нас так назойливо приобщали в средней советской школе. А в СССР были целые дисциплины исторических фальсификаций. Одна из них называлась «история КПСС», где очевидным и незамысловатым враньем было все: от слова «история» в титуле до тиража на последней странице. А ведь заставляли учить эту нехитрую мифологию всех поголовно. Не сдав экзамен по «истпарту», нельзя было стать, например, советским судьей. А реальная история «небольшевистских» территорий в годы Гражданской войны — это до сих пор Terra Incognita для абсолютного большинства наших сограждан. Поэтому следует разобраться, что имело место быть реально, а что — сущие небылицы. Благо большинство документов того времени рассекречены (будем надеяться, что и более-менее сохранились).

С другой стороны, действительно полагаю, что история России 100-летней давности — как раз это то «прошлое, которое не отпускает». Это отнюдь не «преданье старины глубокой и дела давно минувших дней», а самое что ни на есть настоящее, и даже наше будущее. И дело не в том, что мы все «родом из Революции», как любили говорить по телевизору лет 35 назад. Слишком много проблем и вопросов возникло и появилось как раз в этом времени. Это как раз то прошлое, которое мы обречены переживать вновь и вновь, и которое определяет не только наше настоящее, но и наше будущее. И это будет до тех пор, пока мы однозначно не определимся с тем, что же на самом деле произошло, не дадим прошедшему объективную и беспристрастную оценку. Работа с этим процессом — возможность прикоснуться к этому времени «вождей и титанов».

В третьих, за последние годы я приобрёл определённые навыки в юриспруденции, и очень зауважал как эту науку, так и саму юридическую практику, и считаю, что именно юриспруденция как вид научно-практической деятельности обладает самым разработанным и самым качественным инструментарием в собирании и оценке доказательств среди прочих гуманитарных наук. Каждый юрист знает, что его правовая позиция по делу должна быть основана на достаточности достоверных, допустимых и относимых доказательств, и никак иначе. При этом предположения и домыслы должны быть исключены из системы доказывания. Извините, но большинство историков закрывают низкое качество собранных сведений субъективными рассуждениями, так что по любому историческому факту существует неограниченное число гипотез, версий, да и просто необоснованных рассуждений о том - о сём. А вот любой юрист в случае поверхностного субъективизма в работе может услышать от судьи: всё что вы говорите — это ваши субъективные домыслы и догадки, вы плохо подготовились к процессу, и получит заслуженный проигрыш.

Причём, по интересующему нас периоду так или иначе существует значительное число доказательств, что позволяет сделать однозначные выводы по исследуемой теме. Так что юридический инструментарий в виде критериев оценки доказательств вполне возможно (и даже просто необходимо) применить и в исторической проблематике. Тем более, что и исследуемые в данном случае вопросы сугубо юридические.

- Только ли вами двигает научный интерес историка?

- Есть, конечно, и локальный патриотизм. 1919 год — звездный период для вообщем-то сонного небольшого города, пусть и столицы Степного края: на 13 месяцев Омск стал столицей Российской Державы. Именно так называлась вся русская территория, которая не признала власть Совдепа (по Конституции 1918 года вновь возникшее образование именовалось федерацией Советов депутатов различных уровней). Причем Омск стал не местом пребывания абстрактного «колчаковского правительства», а именно столицей единого национального российского государства. И это даже не в порядке историко-правового контитуитета, а именно прямая преемственность власти, реальная 1000-летняя национальная власть. Можно сказать, что мировая история в 1918-19 гг. творилась, в том числе, и в Омске, понятно, что если бы победил «омский вариант», то мир бы был совсем другим. И это последнее национальное правительство. Например, Правительство Юга России 1920 года — это уже локальная власть. Ну а победивший «Совдеп» в принципе не мог считаться национальной властью, по крайней мере, его вожди это обстоятельство весьма назойливо отрицали.

Ну и личное. Чем более погружаюсь в изучение биографий руководителей Западно-Сибирского комиссариата, Временного Сибирского правительства, Временного Всероссийского правительства, Правительства Государства Российского, тем более преисполняюсь уважения к этим неординарным людям. Там, где национальная государственная власть была восстановлена, а это в основном, города Сибири и Урала, налаживалась нормальная мирная жизнь, бывшая абсолютным контрастом с тем ужасом и искусственно созданным бардаком по другую сторону фронта. По ряду социальных достижений, например, по защите прав рабочих (такая вот марксистская тема) Российское Государство образца 1919 года не знало равных в мире. Сейчас эти люди оболганы, в том числе, нынешними господами-товарищами, но они заслуживают отдельного уважения и увековечивания их достаточно незаметного для периода войны труда. Тем более, что люди эти совсем неординарные. В условиях войны открывались университеты и институты, проводились научные изыскания и экспедиции. Страна жила без истерики и надрыва, и самое главное, в этой стране можно было жить и работать.

И еще тема. В последнее время я изучаю генезис современной правовой системы. Пытаюсь разобраться, откуда идет это двоемыслие и лицемерие, когда за красивыми словесами скрываются вообщем-то недостойные и постыдные делишки тех, кто себя почитает на государственной (на «государевой») службе. И вот он, самый первый публичный политический процесс, разделивший два вида государственности: с одной стороны, тысячелетняя российская история с её достижениями в области права. С другой, победившая анархия, где властно-госдарственные отношения строились по логике «трофического агента»: я тебя убью сегодня, чтобы ты меня не убил завтра. Замечу, что одним из первых деяний большевиков было полное уничтожение правовой системы и замена судов расстрельными командами и некими писарями при них. И вот он, Омск мая 1920 года, первый политический процесс Совдепа. Надо понимать, что семя советской судебной машины было посеяно именно в Омске. В общем, есть, что поизучать и осмыслить. В том числе, и для того, чтобы лучше понимать, как следует лучше работать в современном российском суде, что в общем-то и нужно, и полезно.

 

- Давайте сразу определимся: вы за «красных» или за «белых»?

- Отвечу просто: я за чистую феноменологию. Вот были такие-то люди, они совершили то-то и то-то, в такое-то время. В такой-то последовательности. Есть такие-то доказательства, которые делятся на безусловные и абсолютно подтверждаемые. И есть возможные, разной степени вероятности доказательства. А есть и очевидные и доказанные фальсификаты. А есть и пустопорожняя болтовня. В таких случаях юристы говорят: ваш довод необоснован. Поэтому я — только за обоснованные выводы.

- Как кратко можно описать предысторию омского судебного процесса над членами правительства Колчака? С чего все началось и чем все закончилось?

- Предыстория процесса — это вся новейшая история нашей страны на самом сложном, начальном его отрезке, даже можно сказать, на ключевом её изломе.

Но для начала необходимо четко разобраться во всех государственных перипетиях и поворотах истории в конце 1910-х годов. И здесь очень важно определить, кому была доверена российская государственность, а кто являлся узурпатором и диктатором. И какой государственный орган являлся законной властью в стране. Поэтому необходимо обозначить максимально схематично и пунктирно всю цепочку событий того поворотного периода. Иначе в этом деле не разберёмся никак. Каждый из таких пунктиров представляет собственную историю и драму, про которые можно рассказывать и рассказывать, но нам необходимо кратко выделить основные узлы и повороты истории

Итак, начнем с шага, который предопределил дальнейший ход истории.

От Февраля к Январю

2 марта 1917 года император Николай II подписывает Акт об отречении от престола за себя и сына в пользу Великого князя Михаила, передает ему всю полноту государственной власти над Россией.

На следующий день уже Великий князь Михаил подписывает акт о неприятии государственной власти: «прошу всех граждан Державы Российской подчиниться Временному правительству, по почину Государственной Думы возникшему и облеченному всею полнотою власти, впредь до того, как созванное в возможно кратчайший срок на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования Учредительное собрание своим решением об образе правления выразит волю народа».

Иначе говоря, монарх (которые были стержнем как государственной, так и национальной системы России) предложил решить будущность страны на «Совете всея земли», как решались кардинальные вопросы в русской истории, вспомним Соборы 16-го и 17-го века. Причём, в марте-апреле 1917-го года с этим императивом в России все были согласны, включая активистов РСДРП (б). Действительно, речь же была не только об учреждении нового государства. Без такого учреждения нации, когда все со всеми (или активное большинство) договорились, само совместное существование теряет смысл, нация обречена на диссимиляцию и деструкцию.

В основание разрабатываемой избирательной системы были положены принципы Акта 3 марта, которые являлись наиболее прогрессивными для своего времени. Буквально за несколько месяцев были впервые в истории России созданы списки избирателей, создана реально работающая электоральная система. И это в условиях тяжелейшей войны и всяческих деструктивных процессов.

Положение о выборах в Учредительное собрание не признавало имущественного ценза, ценза оседлости и грамотности, ограничений по полу, вероисповедному или национальному признакам.

Временное правительство постановило назначить выборы на 12 ноября, а созыв Учредительного собрания — на 28 ноября 1917 года.

Однако естественный ход событий оказался прерванным. 26 октября 1917 года примерно в час ночи Овсеенко (Антонов) с несколькими сотнями матросов Балтфлота и солдат 106-й Таммерсфорской пехотной дивизии проник в Зимний дворец и арестовал часть Временного правительства Российской Республики.

В 5 же часов ночи на 2-м съезде советов рабочих и солдатских депутатов Лев Каменев зачитал декрет о создании Совета народных комиссаров как временного органа управления до созыва Всероссийского Учредительного собрания (ВУС). Мотивация товарищей была следующая: «временные» очень долго тянули с выборами в ВУС, а мы теперь новые «временные», все сделаем быстро и качественно. Вновь созданное правительство радикальных социалистов стало именоваться Временным Рабоче-Крестьянским правительством. Временным - вплоть до его назначения депутатами Учредительного Собрания.

12 ноября 1917 года выборы в ВУС были проведены.

Заседание Всероссийского Учредительного собрания открылось 5 января 1918. В первом же заседании было провозглашено Постановление о государственном устройстве России:

«Государство Российское провозглашается Российской Демократической Федеративной Республикой, объединяющей в неразрывном союзе народы и области, в установленных федеральной конституцией пределах, суверенные».

Депутаты ВУС имели (как сейчас говорят юристы) безусловный императивный мандат от большинства избирателей бывшей Российской империи на учреждение нового общества. Однако в ход истории вмешался новый фактор. Самая радикальная политическая организация, захватившая к тому времени исполнительную власть, РСДРП(б), получила только 23% с небольшим мест в депутатском корпусе ВУС и претендовать на своё сохранение не могла ни при каких обстоятельствах.

 

«Смело мы в бой пойдем

За власть Советов…»

После Февраля в России стали бурно развиваться различные институты гражданского общества (как бы мы сейчас бы сказали). Одним из них были Советы — форма низовой непосредственной демократии, которую широко пропагандировали социалисты, как возможный вариант политических клубов с элементами земской системы. Для популяризации новой формы общественных организаций даже был проведен I Всероссийский съезд советов.

В самом начале октября активисты-ленинцы самодеятельно организовали съезд советов нескольких губерний, где получили относительное преимущество, и на его базе начали готовить уже Всероссийский съезд советов. ВЦИК, согласившись на его проведение, признал его частным совещанием отдельных представителей советов, и открытие этого съезда было приурочено к военной атаке на российское правительство.

Самозваный 2-й Съезд представлял абсолютное меньшинство жителей России. По наиболее оптимистичным оценкам некоторых исследователей, на нем присутствовали непонятно как и кем выбранные делегаты (сейчас это установить уже не представляется возможным, так как ни процедуры выборов, ни каких-либо выборных документов не то, что не сохранилось, но их и не было изначально). Методом экстраполяции можно очень грубо оценить, что эти граждане в лучшем случае могли представлять не более 1,5 млн жителей бывшей Российской империи. Против повестки и инициаторов 2-го Съезда высказались как крестьянский Совет, так и полковые комитеты в армии. Трудно даже более-менее вероятно определить, что и как происходило на этом Съезде. Никаких протоколов, стенограмм, отчётов не то что сохранилось, но и даже не велось. По сути это был некий митинг неизвестно как собравшихся людей. Голосовали ли они за что-то и как голосовали, достоверно узнать такие обстоятельства невозможно. Можно только сказать, что на этот митинг-съезд прибыла группа лиц и объявила себя Советом народных комиссаров, новым временным правительством.

На следующий день после открытия Всероссийского Учредительного Собрания ВЦИК II Съезда (это постоянно действующий орган съезда) объявил, что Всероссийское Учредительное собрание, которое «пытается присвоить государственную власть», подлежит роспуску. Единственным органом власти в Петрограде оказался самоназначенный Совет народных комиссаров, да этот ВЦИК, оставшийся от II съезда Советов. Одними из первых декретов СНК было упразднение всей правовой системы Российской республики, полностью была разрушена финансовая система, началась срочная демобилизация армии. Единственными органами власти на местах были объявлены Советы рабочих и солдатских депутатов, которые никакими органами власти не являлись и являться не могли. То есть немедленно началась практическая деструкция всей системы управления страной, которая начала мгновенно распадаться на отдельные куски, волости, деревни и т д. Тем более, за искусственным распадом экономики последовал неминуемый голод. Каждая часть страны старалась обособиться от другой, как-то наладить возможное существование, купировать негативные последствия распада страны.

Депутаты ВУС, тем не менее, продолжили свою работу практически во всех крупных городах России. В июне 1918 года в Поволжье был образован Комитет членов Учредительного Собрания, который приказом № 1 объявил, что вся власть в России принадлежит Учредительному Собранию. В августе 1919 года объявлено о восстановлении Российской Демократической Федеративной Республики.

Надо сказать, что 1-я половина 1918 года — это очень болезненное преодоление безвластия в России. Ленин и примкнувшая к нему группа политических активистов объявили о переходе власти к Советам, которые ранее никогда не функционировали как органы власти, более того, не были готовы к какой-либо властной функции. Тем более, что система формирования территориальных советов была никем не определенной. Трудно сказать, кого представляли выбранные по непрозрачной процедуре косвенных многоступенчатых выборов члены местных ЦИКов, да и зачастую, невозможно определить, были ли эти выборы. Более того, без какой-либо выборной процедуры на правах кооптации их руководителями становились присланные партийные активисты. Период с января 1918 года по середину года — погружение страны в пучину анархии и безвластия. Советские органы на местах, например, в Сибири это была «ЦентроСибирь», не могли и не хотели организовать элементарные процессы управления. Тем более, из центра шли совершенно диковинные декреты о переустройстве всего на свете. В течение совершенно короткого периода, практически мгновенно исчезла великая страна, которая превратилась не то в германский полу-доминион, не то в величайшую в истории «черную дыру» безвластия и анархии.

Необходимо отметить и такой существенный момент: 25 ноября 1917 года высший судебный орган страны, Сенат, дал свое заключение по поводу октябрьского переворота, как самочинного мятежа против законной власти, а действия членов СНК квалифицированы как преступные, подрывающие основы государственного строя и «лишающие население охраны его личных и имущественных прав».

«Смело мы в бой пойдем

За Русь святую...»

На местах вакуум власти заполнялся местными правительствами. В январе 1918 г. в Томске на съезде была создана Сибирская областная Дума, как временный орган, действующий до восстановления государственной власти в России, которая 30 июня 1918 года выдала мандат на формирование Временного Сибирского правительства в Омске. В августе 1918-го Временное областное правительство Урала было создано в Екатеринбурге. Подобные органы власти, которые должны были обеспечить функционирование общественных институтов и необходимое жизнеобеспечение, создавались по всей стране.

23 сентября 1918 года в Уфе все областные правительства, правительство РДФР, национальные правительства, включая Эстонское, Туркестанское, Казахское (всего 23 делегации) подписали Акт об образовании Всероссийской Верховной Власти. Руководящим органом стало Всероссийское Временное правительство. 4 октября 2018 г местом постоянного пребывания был определён город Омск. 4-го ноября внутри правительства был сформирован Совет министров. Данный орган власти стал прямым продолжателем Временного Правительства России, созданного 2 марта 1917 г. и просуществовавшего до ареста его членов 26 октября 1917 г. государственное управление страной было воссоздано.

Таким образом, данный орган власти в 1918 году стал единственным и легальным, и легитимным органом на всей территории Российской республики, государственность была восстановлена.

18 ноября 1918 года Совет министров консолидировал государственную власть, преобразовав Временное Всероссийское Правительство в Правительство Государства Российского. В этот же день, вернее, ночь, была учреждена должность Верховного правителя, которому передана вся полнота государственной власти. Тайным голосованием на конкурсной основе на эту должность был избран вице-адмирал Александр Колчак.

Также в Омске был воссоздан Сенат — высший судебный орган Российского государства, и практически в том же составе, что и в Петрограде.

Следует заметить, что тогда же прошло размежевание воссозданной единой российской власти с партией эсеров, которые были устранены от управления страной, но продолжали работать в городах Сибири. При этом эсеры возглавили и вооруженную борьбу за свое возвращение во власть.

Таким образом, четыре министра Российского правительства (среди 23 человек, преданных суду в Омске, министрами в разное время было только 4 человека) представляли единственный законный и легитимный орган высшей государственной власти на территории Российской империи.

Ну и пару слов о составе Российского правительства. В него входили следующие органы и структуры: Верховный Правитель, Совет Министров (17 человек) и Совет Верховного Правителя (6 человек). Также в правительство входило Государственное Экономическое Совещание и Подготовительное совещание (внешняя политика).

Следствие и суд

Чем же закончилось существование последнего российского правительства, также известно. В первой декаде ноября 1919 года правительство было эвакуировано из Омска в Иркутск, где тут же вспыхнуло эсеровское восстание. 4 января Совет Министров сложил свои полномочия. За день до этого подписал свое отречение на станции Верхнеудинск и сам Верховный правитель Колчак.

5 января 1920 в Иркутске были задержаны члены переговорной группы бывшего Правительства, арестованы иные лица, причастные к бывшей государственной власти. Надо сказать, что практически все они имели своим намерением вернуться по местам своего проживания и начать частную жизнь. Все непримиримые свободно покинули город.

15 января 1920 года адмирал Колчак был задержан на станции Иркутск. Тогда же эсеры решили судить Колчака, для чего была создана Чрезвычайная следственная комиссия. Благо, не было недостатка ни в вывезенных из Омска архивах министерств и ведомств, ни в самих служащих этих ведомств.

Однако планам «Иркутского Политцентра» не суждено было сбыться. 22 января 1920 года власть была передана Иркутскому Военно-революционному комитету, а 7 февраля 1920 года Колчак и Пепеляев были расстреляны по указанию Иркутского ВРК. Интерес к дальнейшему расследованию быстро утрачивался, подавляющее число арестованных были гражданскими служащими: «товарищами» министров гражданских министерств, а то и вовсе служащими сторонних организаций. Собственно говоря, какое отношение может иметь бывший министр образования или труда к военной деятельности Верховного правителя? Часть арестованных была освобождена и распущена по домам.

Надо сказать, что следственная комиссия собрала огромное количество документов по деятельности фигурантов, собранные материалы исчислялись «тысячами пудов». В принципе, следственное дело могло длиться годами.

Однако об иркутском следствии вспомнили новые властители страны. Еще в конце декабря 1919 года Сибревком во главе с «сибирским Лениным», Смирновым Иваном Никитичем, задумался, почему весь мир считает, что большевики — это воплощение произвола и зверства, а власть Колчака — это законность и порядок. Почему белых воспринимают как борцов против «варваров-большевиков, разрушающих на своем пути наследие предков, все исторические и культурные ценности». В интересах мировой революции было решено «собрать материалы и документы, которые послужат обвинительным актом у всего мира».

Иначе говоря, для легитимизации новой власти нужен был символический акт. В отсутствие бывшего Верховного Правителя, такой процесс был замыслен над бывшими чиновниками прежней власти.

Собственно ради этой задачи в Сибирь из Москвы был направлен один из самых доверенных сотрудников Ленина, человек с трудно выговариваемой фамилией Гойхбарг.

На конец 1919 года РСФСР отказывались признавать все государства мира. Совдеп в Версальском мирном договоре, положившем начало новому миропорядку, именовался как некое «правительство максималистов», союзник побеждённой Германии. Законным представителем российского народа ранее виделось только Российское правительство, де-факто признанное мировым сообществом. Во всех мировых столицах действовали посольства Российского Государства.

Поэтому максимально очернить прежнюю власть — это, в том числе, и способ добиться собственного признания. Иначе зачем перевороты и революции совершать?

И Ленин, и Смирнов требовали в кратчайшие сроки завершить следствие и направить в Омск материалы дела вместе с подследственными. Причем, обвиняемые должны были соответствовать только одному, но достаточно широкому признаку: быть «ответственными представителями павшей власти».

А чем это закончилось?

Ничем это еще не закончилось. В прошлом году этих лиц по какой-то непонятной уму и лишённой каких-либо законных оснований инициативе первого заместителя прокурора Омской области Лоренца судили заново, причем предъявили совершенно новые обвинения. А события почти 100-летней давности вновь стали фактом современного юридического процесса. И с этим, безусловно, необходимо разобраться.

Так что все впереди.

(продолжение следует)

Опубликовано 29 декабря 2018 14:20

Автор Николай Сенин

Добавить комментарий