Евгений Багринцев: «Фольклор в переводе – народная мудрость»

Евгений Багринцев: «Фольклор в переводе – народная мудрость»

Участник творческого объединения «Под облаками» считает, что аутентичная песня – это модно и интересно.

Между небом и землей

– Евгений, выступление вашего ансамбля на фестивале «Егорий Хоробрый» поразило зрителей красотой и мощью исполнения фольклора. Как появился на свет коллектив?

– Мы живем в разных городах и много лет дружим. Я омич, сейчас преподаю в музучилище имени В. Я. Шебалина. А учился в Санкт-Петербургской консерватории, туда же из Омска приехала и поступила Наталья Болдырева. Галина Лукашевич и Надежда Гусарова окончили Воронежскую академию искусств. А остальные члены объединения «Под облаками» – москвичи разных профессий: Дионисий Петров, например, – детский хирург, Екатерина Прохорова – акушер. Но все увлечены народным пением. Мы пели в Москве, Петербурге, Воронеже, а потом с радостью откликнулись на предложение священника Сретенского монастыря отца Иринея поехать на три недели в экспедицию на Русский Север, где проходила акция «Общее дело». В Онежском районе Архангельской области молодежь помогает восстанавливать старинные деревянные храмы. А мы отправились туда, чтобы выступать с концертами, создать культурную атмосферу в экспедиции. Уникальная природа, уникальная архитектура, уникальные люди.

– Почему выбрали такое название объединению – «Под облаками»?

– Перед поездкой спросили: «А как вас представлять»? Стали ломать голову, перебирать варианты. Хотелось найти броское, фольклорное название. Но Арсений Симатов предложил это, и все согласились. Название – это образ того, чем мы занимаемся: неземным делом, прикасаясь к культуре и традициям наших предков.

– Путешествовали по северу Руси, а в Омске исполнили фольклор в белгородской традиции…

– Нам интересны разные традиции. Я был в экспедициях в Архангельской, Вологодской, Кировской областях. В Москве многие фольклорные коллективы поют песни Белгородчины, но песни Валуйского и Волоконовского районов почти не исполняются. Кстати, участница нашего объединения Надя Гусарова родом из Валуйков. Первая песня, которую мы спели вместе, – «Соловей, соловушка» из села Шелаева Валуйского района. Она нас поразила красотой. И мы стали искать другие песни этой территории. Оказалось, в селе Фощеватово живут «щекуны»: особенность диалекта в том, что вместо «ч» звучит «щ» – не «девчонки», а «девщонки». Мы ездим в эти районы, ищем исполнителей постарше. Знаем людей, чьи родители записывали старинные песни на магнитофонную пленку, передавая их детям. И мы приезжаем вместе попеть, отыскать новые песни. Случается, записано восемь строф, а на самом деле их много больше. люди пленку экономили.

– Как вас, горожан, принимают в селах?

– Как родных людей. Везде, где бываем, люди говорят: «Как здорово, что молодые этим занимаются»! А в Белгородской области  к нам относятся  как к родным. Звонят, интересуются, как дела, когда приедем. У них на тумбочках наши фотографии стоят. Едем на Белгородчину всегда с радостью, не в экспедицию, а в гости к хорошим друзьям.

Самый короткий путь к дружбе

– А фольклором Омской области интересовались?

– Конечно, еще когда был студентом музучилища имени В. Я. Шебалина. Но очень мало у нас сохранилось песен русских старожилов. У украинских, белорусских переселенцев  гораздо больше. На омском севере остались единичные исполнители, собрать ансамбль невозможно. Но не стоит опускать руки. Иногда встречаешь молодых, по нашим меркам, людей (50, 60, 70 лет), которые больше знают песен, чем их старшие соседи. Потому что была культура домашнего пения, игры на народных инструментах в кругу семьи.

– За что вы любите народную песню?

– Больше, чем плясовые, я люблю протяжные лирические песни. Получаю от них успокоение и наслаждение, чувство гармонии с природой и окружающим миром. Песня помогает вернуть присутствие духа. Что-то случилось, ты под нос себе запел – и очистился от негатива, вновь чувствуешь себя самодостаточным человеком. И психотерапевт не нужен. Ну и, конечно, чтобы подружиться, нужно много лет общаться. А споют люди вместе  –  и быстро начнут ладить. В песне можно почувствовать, каков человек на самом деле. Песня – это безошибочный механизм контактов.

– Сколько песен в репертуаре ансамбля «Под облаками»?

– Каждый из нас знает до тысячи песен разных регионов России. Собираемся и поем. А выступаем с песнями Белгородчины, их у нас около ста.

– Кто шьет вам костюмы?

– Никто. Все костюмы настоящие, их достали из сундуков бабушек, они куплены или подарены.

– Вы прекрасно пляшете. Не обидно, что сегодня в моде не наши, а ирландские, индийские, арабские танцы, латина, брейк-данс, хип-хоп?

– Конечно, перевес иностранного огорчает. Но наша задача – показать, что свое не менее актуально, красиво и интересно. Парадокс: мы свое не ценим. В Европе нет такого количества записей фольклора, как у нас, но там бережно охраняют традиции, создают большое количество этнографических ансамблей, на основе фольклора пишут поп-музыку, джаз, рок.  Моя точка зрения: знать свою культуру надо, чтобы люди разных национальностей понимали друг друга. Если ты бережно относишься к своему наследию, так же бережно будешь относиться и к чужому. Будешь понимать, что это опыт поколений  и топтать его нельзя. Фольклор в переводе – народная мудрость.

– Что вам больше по душе – Кубанский казачий хор или Северный?

– Это не фольклор, это другая культура. Я с ней знаком, поскольку два с лишним года пел в Омском хоре. Но на последнем концерте в Москве Кубанский хор исполнял очень много авторских песен своего руководителя Виктора Захарченко. Он великий собиратель фольклора и талантливый композитор. Но разве такой коллектив может так много исполнять не народной музыки?

Удивить экстремалов

– Вы показываете на концерте свадебный обряд. А вне сцены довелось сыграть свадьбу по старинной русской традиции?

– Совсем недавно была свадьба: участница нашего коллектива Мария Прохорова вышла замуж за Ивана Крылова. После венчания молодые вышли из храма, и мы их величали. А друзья из Петербурга Мария Антонова и Кирилл Крылов сыграли свадьбу полностью в русской традиции – со сватовством, встречей жениха у ворот, торгами и выкупом невесты, благословением. Все происходило в усадьбе Богословка, венчание проходило в красивейшей 25-купольной деревянной церкви, воссозданной по образцу XVIII века. Потом свадебный пир, хороводы. Все гости были в традиционных русских костюмах. Было по-настоящему весело, все чувствовали себя не участниками музейной реконструкции, а самими собой. Просто красиво одетыми и почитающими традиции.

– О свадьбе рассказали. А как проводите другие праздники?

– Когда прихожу в гости, скажем, на день рождения, и вижу, что люди сидят за столом и не поют, мне как-то не по себе. У меня много друзей – музыкантов, художников. мы собираемся вместе и поем – и под гитару, и а капелла. Можем для души спеть под гармонь хорошую эстрадную песню, например «Там, где клен шумит» группы «Цветы».

– Колядки на Рождество тоже поете?

– Конечно. И волочебные песни на Пасху. Это для нас возможность обойти и поздравить друзей, близких. Там тексты с благопожеланиями. Это неправильно, когда дети приходят и поют любую песню за конфеты. Надо научить детей уместную песню спеть, в которой есть похвала хозяевам, и только после этого будут гостинцы в награду.

– Вас этому учили в детстве?

– Моя мама Виктория Багринцева всегда занималась фольклором, создала ансамбль – лабораторию «Берегиня», сейчас возглавляет Государственный центр народного творчества. Я с детства слышал фольклор, окончил хоровое отделение музыкальной школы. С 13 – 14 лет пел в фольклорных коллективах Омска. Прививка от фальши и любовь к народной музыке у меня с детства.

– Главная цель объединения «Под облаками» – просветительство?

– Мы выступаем в церковных приходах. В Интернете работаем с молодежной аудиторией. Стараемся показать, что фольклор – это модно и интересно. Летом поедем практически всем объединением на серфинг в Индонезию. Думаю, без концертов там точно не обойдется. Там будут люди, которые занимаются экстримом. А вечерами собираются, стильно одетые, читают стихи, поют под гитару. И тут объявляют наше выступление. И те, кто, кроме «Калинки-малинки» и «Ой, мороз, мороз», ничего не слышал, удивляются. Происходит разрыв шаблона в представлении о русской культуре.

– Когда-то всех поразил фольклорный ансамбль Покровского. Вы его последователи?

– Благодаря выступлениям этого ансамбля многие стали заниматься фольклором. Он стал флагом этого движения. И в России сегодня немало хороших фольклорных коллективов. Наша задача – максимально работать с источниками, настоящими записями, исполнителями. У нас сегодня утрачена наследственная связь в передаче традиционной культуры, ее нужно скорейшим образом восстановить.

Опубликовано 16 мая 2018 08:40

Автор Светлана Васильева

Фото Евгений Кармаев

Добавить комментарий