Роман Федяев: «Я еще иду к своей вершине»

Роман Федяев: «Я еще иду к своей вершине»

Чемпион мира по фехтованию на колясках считает, что каждый сам делает свою жизнь.

В ноябре в Риме проходил чемпионат мира по фехтованию на колясках, где сборной России удалось завоевать 19 медалей. При этом омский фехтовальщик Роман Федяев выиграл сразу четыре медали: две бронзовые, серебряную и золотую – в командной шпаге. Кстати, Роман уже был восьмикратным чемпионом Казахстана по фехтованию, бронзовым призером первенства Азии, а затем неоднократным чемпионом Европы по фехтованию на колясках. Он – лауреат премии Паралимпийского комитета России «Возвращение в жизнь» в номинации «Поворот судьбы».

Сейчас Роман Федяев выступает еще и за Санкт-Петербург, куда недавно переехал жить, но, оказавшись в Омске буквально на день, по старой дружбе зашел в редакцию «ОП» и дал эксклюзивное интервью.

Я был д’Артаньяном

– Роман, что повлияло на выбор именно этого вида спорта?

– Возможно, «Три мушкетера», а возможно, то, что папа – мастер спорта СССР по биатлону – после этого фильма изготовил две небольшие рапиры, и мы с ним фехтовали, когда гуляли по лесу. Кстати, мой дед был чемпионом СССР по ГТО, так что спорт для меня был предопределен.

Впрочем, я мог стать и музыкантом – мама окончила музыкальную школу, мой младший брат отлично играет на гитаре. Тем не менее как сложилось, так сложилось. Мне было семь лет, когда мы с родителями проходили мимо школы «Виктория» в городе Петропавловске, где стоял стенд с различными видами спорта. Первым в списке был бокс – против была мама, вторым – футбол, отец не захотел. А третьим видом было фехтование. Вот так я в него и попал.

– И кто ты был из «мушкетеров короля»?

– В Петропавловске нас было четверо ребят, похожих сложением на мушкетеров. Я среди них был д’Артаньяном – самый молодой и быстро набирающий обороты в фехтовании, как и герой фильма.

Как ребенку, мне все было интересно, особенно поездки на соревнования, в том числе и в Омск, который впоследствии стал моей второй родиной.

- Помнишь свою первую медаль?

– До сих пор помню. В Омске на турнире стал вторым в рапире в своей возрастной категории. Вернее, я, как обычно, по установке тренера, фехтовал с ребятами постарше. И тем ценнее была для меня эта награда. А вообще первой серьезной медалью стала «бронза» на чемпионате Азии.

– Ты тогда уже был кандидатом в олимпийскую сборную Казахстана?

– Это так, но были большие проблемы с тренировками в маленьком городке. Поэтому многие ребята занимались за границей – в Европе и США, а я вот решил это делать в Омске. Здесь экстерном окончил школу, поступил в СибГУФК, продолжая тренироваться под руководством Валерия Петровича Пуртова.

– Когда вы познакомились со своим наставником?

– Меня он знает с малых лет, так что после переезда в Омск я сразу  поступил под его начало. Он тренировал меня как фехтовальщика, но и я немного помогал ему, когда он начал работать с паралимпийцами. Я год занимался с ребятами, которые теперь являются моими основными соперниками. Садился в коляску, объяснял тонкости, показывал приемы. Теперь мы в одной команде после того несчастного случая, когда я потерял ногу.

Жизненный поворот

– Что произошло?

– Малыш выскочил на горнолыжную трассу прямо передо мной. Свой выбор я сделал в доли секунды. Резко ушел в сторону, ребенок даже не успел испугаться, а я на огромной скорости врезался в металлические трубы. Удар был такой силы, что правую ногу просто отсекло.

– Роман ты никогда не жалел о своем решении?

– Нет! Решение было единственно верным. Если бы я не свернул, мальчик наверняка бы погиб. Скорость у меня была такая, что у него при столкновении не оставалось ни единого шанса. А он ведь был совсем маленький, лет пять-шесть всего.

– Как ты смог пережить все это и не бросить спорт?

– У меня, видимо, такая психология, что я сильно не заморачивался. Так получилось – значит, надо выкручиваться. Пришел после восстановления к Валерию Петровичу и стал его учеником уже в фехтовании на колясках. И через три года после случившегося смог взять «бронзу» на чемпионате мира в Будапеште, при этом победив своего друга Артура Юсупова. Фехтование – это единоборство, и в бою у тебя любой становится соперником.

– А как же слова Валерия Пуртова? В недавнем интервью «ОП» он сказал, что Роман Федяев самый мягкий и добрый человек в команде.

– Это на самом деле так. У нас в команде все какие-то злые, а я «белый и пушистый», так что как я добился таких спортивных результатов – непонятно. (Смеется.)

– Кстати, Роман, скажи, тяжело было перейти с простого фехтования на коляску?

– Помучился. Раньше двигался на ногах, корпус держал прямо, а здесь все движения только за счет корпуса. И главное было не «взлететь» над коляской, что запрещено правилами. Интересно, что недавно я выезжал на международные соревнования, где бился на ногах, хотя на протезе бегать очень проблематично.

– Тогда зачем тебе это?

– Для себя. Я же пришел из обычного фехтования, поэтому иногда хочется сражаться и на ногах, вспомнить, как это было.

Настоящая элита

– Роман, давай поговорим о твоей мечте – олимпийской медали. Перед травмой ты уже собирался на Олимпийские игры, потом были Паралимпийские игры в Бразилии, куда российских спортсменов не пустили. Что не позволило тебе опустить руки?

– Вообще-то Рио-де-Жанейро была третья по счету Олимпиада, на которую я не поехал – на одну не отобрался, перед Лондоном разбился на лыжах, поэтому к Паралимпийским играм готовился как никогда. Это было хорошее время, я был на пике формы, и думаю, что там мы бы собрали все медали.

Да, было очень обидно, что к нам отнеслись так предвзято, но я профессиональный спортсмен, и мне надо работать дальше. Поэтому, сжав зубы, и я, и мои друзья продолжили тренировки, чтобы доказать, что мы действительно лучшие.

– Кстати, Валерий Петрович по-прежнему считает вас перспективными…

– Он нам комплимент сделал. (Улыбается.) Сейчас появляются новые люди – молодые, ловкие, сильные. Но мы, как старая гвардия, используем свой опыт, знания и навыки, позволяющие нам побеждать.

– На чемпионат мира команда поехала с довольно низким рейтингом из-за пропуска Игр в Рио-де-Жанейро. Как это повлияло на вас?

– Прежде всего, это была расстановка в группах, когда можно было в самом начале попасть на сильного соперника. Впрочем, это уже было на одном из этапов Кубка мира. Нам тогда пришлось биться со своими главными противниками – китайцами, и мы их победили. Конечно, устали, но смогли потом выиграть с огромной разницей по уколам у победителя Паралимпийских игр в Бразилии команды Франции. Вот такой у них уровень по сравнению с нами!

– Ожидал, что станешь чемпионом и получишь еще три медали?

– Рассчитывал немного на другой результат, хотелось побольше золотых медалей. (Смеется.) Помешали травмы, которые меня настигли перед самыми стартами.

– Какие были эмоции на пьедестале?

– Наконец-то! Я стал чемпионом мира!

– Эта победа позволит тебе получить новое спортивное звание?

– У меня ситуация вообще интересная. Еще с 2013 года я должен быть заслуженным мастером спорта России, но фактически я кандидат в мастера спорта. Регламент такой, что мне присвоить достойное звание не могут. Только победа на Паралимпийских играх позволяла сразу получить звание заслуженного мастера спорта. Но не судьба…

– Кстати, а какой настрой у тебя на Паралимпийские игры в Токио? Что, если снова «украдут» мечту?

– Хотя мы прошли все проверки, считаемся полностью «чистыми» и нас пускают на международные турниры, следующие Паралимпийские игры остаются под вопросом. Будет очень обидно, если «западные господа» нас снова не пустят, но будем готовиться, побеждая в чемпионатах мира и Европы. Чтобы показать уровень фехтования настоящей элиты, которой мы, без сомнения, являемся.

Без адреналина нельзя

– Следующий сезон начнется уже в январе. Тренировки уже начались?

– Пока меня ждут две операции в Москве, но к первым соревнованиям я уже восстановлюсь и смогу выступить. Я и на чемпионат мира приехал через месяц после операции на позвоночнике.

– Ты часто говорил, что профессиональный спорт убивает…

– Газеты не хватит, если описывать мои травмы – здоровья профессиональный спорт не дает никому, в том числе и фехтование. Это один из самых травмоопасных видов: рваные движения, большая нагрузка на колени. Стертые связки, разбитые суставы, травмированная спина – это очень тяжелый вид спорта.

– Зачем тогда идут в профессионалы?

– Это прежде всего бушующий в крови адреналин. Поэтому профессиональные спортсмены – это такая особая каста людей, закрытый клуб, куда пробиться тяжело. При этом от титулов зависит и круг общения, мы в некоторой степени даже снобы, но это везде так. Возьмите ту же армию – вряд ли рядовой будет общаться с капитанами и майорами, а те, кто прошел войну, – с тыловиками.

Профессиональные спортсмены стремятся подняться выше всех, это им стоит не только времени, крови и пота, но и здоровья, но зато какой кайф, когда ты выше всех!

Я пока еще иду к своей вершине, осталось немного, надо преодолеть последнюю ступень и победить в Паралимпийских играх, осуществив свою мечту.

– Роман, что тебе и твоим друзьям по команде помогает жить такой полнокровной, интересной жизнью?

– Надо просто перестать себя жалеть. Я видел не раз, как менялись те, кто приходил на наши соревнования, где полный зал радостных, полных сил людей, пусть и без руки или ноги, получающих все возможное от жизни. Надо просто встать с дивана и двигаться дальше по жизни, которую каждый делает сам.

Опубликовано 20 декабря 2017 08:58

Автор Евгений Орлов

Фото Евгений Кармаев

Добавить комментарий