Щит и меч революции

Щит и меч революции

Сегодня исполняется 100 лет органам государственной безопасности России.

Дата 20 декабря была выбрана не случайно. Именно в этот день в 1917 году Совет народных комиссаров РСФСР издал Декрет об образовании Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) при Совете народных комиссаров для борьбы с контрреволюцией и саботажем в Советской России. Первым председателем ВЧК стал Феликс Эдмундович Дзержинский.

На борьбу с контрреволюцией

В марте 1917 года, в момент падения самодержавия в Сибири, наряду с другими институтами государственной власти были уничтожены полицейские учреждения и органы политического сыска. В начале декабря власть на территории края перешла в руки Западно-Сибирского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, при котором для борьбы с контрреволюцией был создан Революционный трибунал. С распространением Советской власти и растущим ей сопротивлением весной 1918 года встал вопрос о создании на местах более действенных органов борьбы с контрреволюцией и беспорядками. Местным органам предписывалось «немедленно организовать в районах чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией».

9 марта 1918 года при Омском Совдепе был создан отдел по борьбе с контрреволюцией. Во главе отдела был поставлен «комендант по охране революции», большевик со стажем подпольной работы В. И. Шебалдин. Его заместителем стал Д. З. Карпенко. Отделу по борьбе с контрреволюцией, саботажем, спекуляцией и мародерством был придан вооруженный отряд численностью 240 человек. Деятельность первой омской ЧК была направлена на борьбу с саботажем банковских и почтовых служащих, экспроприацию и разоружение казачьих эшелонов, прибывавших в город после демобилизации. Так, в течение апреля-мая 1918 года в Омске было разоружено более 60 эшелонов. «Белое движение, – доносил французский разведчик Ж. Пишон, – страдает оттого, что Омск разоружает казаков при их проходе». В мае 1918 года при покупке партии оружия были задержаны три офицера из подпольной организации есаула Анненкова.

Фронт в тылу врага

7 июня 1918 года Омск был захвачен чешскими легионерами и белогвардейцами. «Омские чекисты, – вспоминал сотрудник ЧК Ведерников, – находились в боевых заставах вокруг Омска. Чекисты отступали из города, ликвидировав дела, бумаги, списки, за которые дорого заплатили бы белые».

После свержения советской власти многие чекисты остались для ведения подпольной работы. Так, служащему губернской ЧК А. И. Анисимову удалось устроиться писарем секретно-мобилизационного отдела Главного штаба колчаковской ставки. Отпечатав лишний экземпляр сводной ведомости о количестве и дислокации войск, не имея постоянной связи, он организовал комбинацию и отправился добровольцем на фронт. Затем перешел линию фронта и передал сведения в Особый отдел ВЧК 3-й армии.

Объявлены в розыск

В первые месяцы после восстановления Советской власти в Сибири основной задачей чекистских органов стало, пользуясь терминологией того времени, «добивание колчаковской контрреволюции». В то время здесь находилось более 200 тысяч иностранных подданных, скрывались десятки тысяч бывших белых офицеров, многие из которых были причастны к карательным органам. Из остатков колчаковских войск и деклассированного элемента организовывались различные бандформирования.

После бегства Колчака в руки чекистов попали архивы правительственных, дипломатических, военных, разведывательных и контрразведывательных органов противника. В результате было выявлено и объявлено в розыск 5750 активных белогвардейцев, карателей и агентов контрразведки.

Одним из первых дел, расследованных чекистами, было дело офицеров артиллерийских складов, которые способствовали в 1918 году падению советской власти в Омске. 20 – 30 мая 1920 года в Омске состоялся суд над захваченными в Иркутске членами колчаковского правительства.

Удар по мошенникам и спекулянтам

Другой задачей чекистских органов было пресечение деятельности враждебных элементов в складывающихся хозяйственных структурах. В июле 1920 года Омский губком предложил Омгубчека начать борьбу со спекуляцией, расхищением товаров и продуктов на складах и предприятиях. Губчека было усилено наблюдение за передвижением товарно-материальных ценностей на складах, базах, в местах переадресовки грузов, по заранее выработанному плану организовывались облавы и обыски подозрительных притонов. В течение года омскими чекистами было проведено 758 дел по спекуляции, хищениям и должностным преступлениям.

Так, группой грабителей во главе с неким Дорохиным по подложному ордеру губпродкома было получено со склада Центросоюза 20 тысяч аршин мануфактуры. Мануфактура была обнаружена на частных квартирах и изъята, а Дорохин и его сообщники арестованы. В августе 1920 года перед судом предстала группа аферистов, выдававших себя за представителей Главного военно-инженерного управления Волжско-Каспийской военной флотилии. По подложным документам «моряки» получили 500 пудов муки и 100 пудов соли.

В ноябре 1921 года председатель Омгубчека В. Ф. Тиунов сообщал: «В Омске раскрыт грабеж из барж Северной морской экспедиции. 15 ноября было задержано 11 тюков чая в количестве 33 пуда, который сопровождал инспектор Рабкрина, являвшийся организатором кражи. Кроме того, задержаны 6 грузчиков с разными импортными товарами».

В 1920 – 1921 годах только сибирский хлеб мог спасти от повального голода население Европейской России. Однако сибирская деревня отвечала на экспроприацию по-своему. Омгубчека сообщала в октябре 1920 года: «В одной версте от деревни Алексеевка Калачинского уезда обнаружена замаскированная землянка. Около землянки обнаружен заваленный колодец. В колодце найдены трупы товарищей Крысова (инструктор по продовольствию) и Тебенькова. Труп красноармейца, недавно убитого вместе со сказанными товарищами, еще не найден».

Агенты и их пособники

После установления Советской власти в Сибири интерес иностранных государств сопровождался сбором разведывательной информации. По сведениям историков, в Красноярске англичанам был оставлен старший агент Британской военной миссии Генри Сессил (он же В. В. Даль). Ему на связь были переданы в Иркутске некий Мориссон и в Омске – Фрайберг. Перед резидентурой была поставлена задача создания агентурной сети. На это было  выделено 100 тысяч фунтов стерлингов (около 100 млн. рублей). Все они были арестованы в 1921 году, а следствие велось Полномочным представительством ВЧК в Омске. Французской разведкой был завербован и направлен в Омск П. Ф. Меркулов, военнопленный русской армии, возвращавшийся на Poдину через Францию. В 1920 г. ПП ВЧК по Сибири и Омгубчека вскрыли неблаговидную деятельность представительства Датского общества Красного Креста, находившегося в Омске. В переписке с Наркоматом иностранных дел омские чекисты предлагали привлечь их к уголовной ответственности, однако в связи со сложившейся политической конъюнктурой в июле 1920 года 36 датских подданных были высланы из Омска.

От Губчека к ГПУ

В январе 1922 года в край был направлен Ф. Э. Дзержинский, совмещавший должности наркома путей сообщения и председателя ГПУ при НКВД РСФСР. В состав возглавляемой им экспедиции входило сорок сотрудников Наркомата путей сообщения, Наркомата продовольствия, чекистов, членов военно-транспортного трибунала и профсоюзных работников.

Изменение социально-политической обстановки в стране, переход к новой экономической политике потребовали определения новых приоритетов в деятельности органов государственной безопасности. Это, в свою очередь, повлекло необходимость кардинальной реорганизации чекистских аппаратов, которая была проведена в 1922 году. 4 марта 1922 года Омская Губчека была преобразована в Омский губернский отдел ГПУ.

P. S. Материал подготовлен при содействии пресс-службы УФСБ России по Омской области.

КОММЕНТАРИЙ:

Александр БАННИКОВ

Генерал-майор, ветеран органов КГБ СССР:

 В систему КГБ я пришел в семидесятые годы, в эпоху руководства органами государственной безопасности Юрия Андропова. Я был уже в зрелом возрасте, работал в то время вторым секретарем одного из горкомов КПСС в Челябинской области. По андроповскому набору был направлен в Высшую Краснознаменную школу КГБ. После ее окончания прошел хорошую чекистскую школу в закрытых городах Челябинской области, а в 1982 году стал заместителем начальника Управления КГБ по Омской области. С 1987 года по 1991 возглавлял управление.

Одно из главных направлений нашей работы было связано с реабилитацией безвинно пострадавших в годы сталинских репрессий, в том числе и сотрудников госбезопасности. В их числе бывший начальник нашего управления Эдуард Салынь. Мы пытались найти место его захоронения, но точно определить его так и не смогли. Тогда взяли землю с мест трех погребений репрессированных в Подмосковье, Тульской и Калужской областях, где мог быть захоронен Эдуард Петрович. Землю поместили в капсулу и подхоронили в могилу его жены на Старо-Восточном кладбище.

 

Опубликовано 20 декабря 2017 08:27

Автор Александр Васин

Добавить комментарий